http://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/eleonora%20%281%20of%204%29.jpg?itok=d3xRhDqThttp://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/eleonora%20%283%20of%204%29.jpg?itok=kyBqQTYghttp://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/oxford-high-res%20%2828%20of%2089%29.jpg?itok=_nms5AYOhttp://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/oxford-high-res%20%2868%20of%2089%29_0.jpg?itok=6xnT5Jyrhttp://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/oxford-high-res%20%284%20of%2089%29.jpg?itok=lNpYXUmihttp://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/oxford-high-res%20%2811%20of%2089%29.jpg?itok=uJ8NWEzlhttp://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/oxford-high-res%20%2813%20of%2089%29.jpg?itok=QuDMqmKphttp://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/oxford-high-res%20%2837%20of%2089%29_0.jpg?itok=MnAOuKDjhttp://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/oxford-high-res%20%2883%20of%2089%29.jpg?itok=zAmyQ09G
15/04/14

Элеонора Суховий: “Задумываться об образовании никогда не рано”

Почему студенты Оксофрда не чувствуют себя привилегированными, как писать вступительное эссе по модели Цицерона и что нужно знать о британском образовании поступающим из России

Текст и фото - Kate Nikitina

RL встретился с главой международного образовательного агентства Carfax Educational Consultants Элеонорой Суховий и узнал о том, почему студенты Оксофрда не чувствуют себя привилегированными, что надо знать о британском образовании поступающим из России, как писать вступительное эссе по модели Цицерона и почему Оксфорд не тебя отпустит никогда. 

RL: Элеонора, первый вопрос, который мы всем задаем, ­­–– это как вы сами оказались в Лондоне? И долго ли здесь уже живете?

ES: У меня очень интересная эмиграционная история. Я выиграла дело против Home office, чтобы получить право жить в Англии, так что это совершенно не типичная история. Хотя первый раз я приехала в Великобританию, как и многие, когда мне было 13 – посмотреть страну, поучить язык. А с 15 лет я уже здесь живу постоянно. Во мне, получается, смешались несколько культур и мировоззрений. Я из Львова – так что тут и украинская кровь, и советская ментальность, и уже английское воспитание.

RL: Вам удалось осуществить мечту любой русской (ОК, пост-советской) девочки – окончить Оксфорд…

ES: Это, на самом деле, была мечта моей мамы. Еще с раннего возраста она меня настраивала на то, что лучший шанс в жизни тебе дает хорошее образование.  Безусловно, уже в то время Оксфорд, Кембридж, Гарвард и Сорбонна были на слуху –– четыре кита, на которых, казалось, держится весь образованный мир. У меня,  надо сказать, очень целеустремленная мама, а я –– единственный ребенок, так что мне эти амбиции передались. Так все и получилось.

RL: Как у студентки одного из лучших вузов мира, у вас было ощущение какой-то привилегированности?

ES: Нет, потому что когда ты уже попал в университетскую среду, вокруг тебя все такие. Но при этом в Оксфорде ты чувствуешь, что не хотел бы учиться ни в каком другом месте. Самое страшное для многих студентов – быть отчисленными. Это место сложно покидать даже после окончания учебы, а уж по другим причинам – кажется, совершенно невозможно. Оксфорд тебя не отпускает. Уже после выпуска, в 2004 году, я создала Украинское общество Оксфордского университета (русское общество, кстати, к тому времени отмечало уже свое девяностолетие –– основал князь Феликс Юсупов в 1914 году, когда сам был студентом Оксфорда). 

RL: Много ли украинцев учится в Оксфорде?

ES: В основном, в аспирантуре и магистратуре. При этом сейчас есть огромный политический и экономический интерес к Украине как среди педагогов, так и среди студентов самых разных национальностей. Поэтому само сообщество достаточно большое, и сейчас, учитывая политическую ситуацию, оно еще выросло.

RL: Ваша профессиональная деятельность в Carfax Education вытекла из увлекательной студенческой жизни?

ES: Конечно, получив лучшее образование в мире, я очень хотела, чтобы другие тоже имели такой шанс. Еще в университете я познакомилась с будущим основателем компании Carfax Education Александром Никитичем, и через несколько лет судьба снова свела нас вместе, и тогда я уже примкнула к его новой компании. Тогда нас было только трое в команде, а сейчас Carfax Education насчитывает уже больше 50 сотрудников в офисах по всему миру: Оксфорде, Лондоне, Монако, Баку, Дубае, Москве и Санкт-Петербурге.

RL: Как начальная идея разрослась в такую крупную международную команию?

ES: Александр Никитич начал заниматься консультированием в области британского образования еще в 1997 году, когда друзья просили о помощи при поступлении в английские вузы, после чего компания начала органично разрастаться. Пошли рекомендации от друзей, знакомых, клиентов, и стало ясно, что пора организовывать бизнес. Как и сейчас, в то время русские родители очень ценили британское образование, однако, помощи в том, как поступить, как распознать лучшую школу, и т.д., тогда было крайне мало. Carfax Education как раз и стала одной из первых высокопрофессиональных компаний, специализирующейся на этом направлении. Большинство сотрудников Carfax ––  сами выпускники лучших школ и вузов Великобритании, и хотя сегодня подобных компаний стало значительно больше, Carfax отличается среди них выдающимися результатами: только за последние три года 70% подопечных Carfax поступили в университеты, которые находятся в 20 лучших вузов согласно мировым рейтингам (кстати, 40% из них находятся в десятке лучших).

RL: А как происходит процесс общения с клиентами? Вот к вам приходит родитель и говорит: “Хочу, чтобы мой сын учился в Оксфорде!”, а вы что?

ES: Мы выясняем цели и задачи. Причем да, как правило, даже если ребенок маленький, конечная цель – поступление в ведущий университет. Бывают случаи, когда ребенку два года, а родители уже хотят, чтобы чадо поступило в Оксфорд. Хотя задумываться об образовании никогда не рано. А что касается именно британского образования – тут вообще чем раньше, тем лучше. Это своеобразная цепочка. Сначала надо оказаться в правильном садике, после этого поступить в правильную подготовительную школу, потом в хорошую старшую школу…

RL: Расскажите подробнее про эту цепочку…

ES: Самое-самое важное – чтобы ребенок с самого начала оказался в правильной академической среде, которая соответствует его академическому уровню, интересам и талантам. Для того, чтобы ребенок поступил в идеально подходящую школу, часто нужна индивидуальная дополнительная подготовка с репетиторами. На каждой стадии важно оптимизировать шансы ребенка. Причем не только «подтянуть» самые сложные предметы, но начать дополнительно заниматься и по любимым предметам. Именно из последних, как правило, вырастает будущее направление академической деятельности, а правильный репетитор сможет вдохновить и направить. Кроме того, в Великобритании есть государственные и частные школы. Частных – всего 5-7%, но интересная статистика заключается в том, что в Оксфорде и Кембридже больше 50% учеников именно из частных школ. То есть представьте себе, какую мощнейшую конкуренцию составляют эти 5% частных школ против 95% государственных. И не все частные школы, кстати, тоже одинаково хороши.

RL: А по каким параметрам их нужно оценивать?

ES: Мы их оцениваем по результатам экзаменов GCSE, A level, IB (все школы их открыто публикуют). Также – по тому, в какие университеты поступают ученики, а именно процент учеников, которые поступают в Оксфорд и Кембридж, а также университеты Лиги плюща в Америке. Еще важный момент – процент иностранных учеников, как это ни парадоксально. Особенно это относится к школам-пансионам. Если в школе очень большой процент иностранцев (скажем, 40%), то автоматически эта школа не будет такой академически сильной, как другие. Это означает, что в этой школе есть достаточно свободных мест, она себя активно рекламирует в других странах, а также работают с зарубежными агентствами, и, соответственно, вступительные экзамены в эту школу будут на том уровне, на котором их способны пройти ученики из других образовательных систем. Без подготовки пройти вступительные экзамены в самые сильные школы Великобритании cейчас объективно невозможно. Особенно, если мы говорим о старших школах. Сильные школы дают тесты, одинаковые для британских учеников и учеников из других стран.

RL: О каком возрасте мы сейчас говорим?

ES: Подготовительная школа начинается в 7 или 8 лет, старшая – если дневная или школа для девочек, то в 11 лет, если пансион смешанный или для мальчиков – то в 13. Причем задумываться о том, куда идти, в 7 лет уже поздно. В этот момент нужно уже учиться. Зато, что важно, в  хороших подготовительных школах рекомендация играет очень важную роль, поэтому попадание в хорошую подготовительную школу очень увеличивает шансы на дальнейшее качественное обучение.

RL: Что является самым важным в подготовке к школьным экзаменам на разных этапах?

ES: Важнейшие вещи – английский язык и знание литературы. Я под этим подразумеваю не столько английский язык как иностранный, сколько приобретение ребенком серьезного литературного багажа. Чтение современной и классической детской литератуы, от Люиса Кэррола до Филипа Пулмана, сказывается и на письменных навыках. Для британских, для русских, для любых учеников самое сложное – написать эссе. Сочинения должны быть аналитическими, правильно построенными (по модели Цицерона), с цитатами и взвешенными аргументами. А чтобы хорошо писать, требуется хороший литературный слог. И его невозможно выработать, если ребенок не читает. Часто родители из России, Украины думают, что здешний экзамен по английскому – это что-то вроде тестов по иностранному, где учитывается знание грамматики. Но здесь учитывается совершенно другое. Здесь дается литературный отрывок – он может быть знакомый, может быть нет, а если сильно не повезет, то может быть стихотворный –– и ребенка просят его проанализировать и написать связанное эссе. Начальными навыками подобного анализа надо обладать уже в 7 лет.

RL: В России многие дети в 7 лет еще читать не умеют…

ES: Тут тоже никто не будет требовать от 7-летнего ребенка сверхсложного текста. Но уже в этом возрасте у него должно развиваться критическое, аналитическое мышление. Не только в литературе, в математике тоже. Ты должен не заучивать разные темы, а понимать их.  Это же важнейший навык для изучения истории, кстати. Здесь этот предмет полностью аналитический. Нужно читать большое количество книг и историчесих материалов, изучать огромное количество информации, анализировать источники, взвешивать аргументы, синтезировать информацию, писать свои заключения. Поэтому история – один из сложнейших предметов. Но то же самое с биологией, физикой, химией. Здесь много времени отводится на лабораторные работы. Важно, что ученики должны сами себе задавать эти вопросы! И часто – сами искать на них ответы.

RL: В этом, видимо, главное отличие российского подхода к образованию от британского? В России, насколько я могу судить по своему опыту, все раскладывают по полочкам, при этом не подвергают сомнению.

ES: Это правда. В российских школах зачастую ты просто что-то выучил, рассказал, заработал свою оценку, и свободен. Здесь гораздо важнее, чтобы ты непосредственно включился в ту тему, которую изучаешь. Сам задавал вопросы, находил ответы, спорил, анализировал.

RL: Да-да, многие, я слышала за это обижаются на британское образование. Мол, мы заплатили столько денег, а нас не учат! Дают список литературы, и все – читайте сами.

ES: Правильно. Здесь не учат предметам,  здесь учат мыслить. Самое опасное в британском образовании, чего здесь сильно не любят, - это кормление с ложечки. Считается, что таким образом человек ничего не усваивает. Обычно преподаватель рассказывает какую-то тему, потом говорит: «Остальное вы можете посмотреть в таких-то источниках». Но это «можете» для хорошего ученика, на самом деле, означает, вы «обязаны» посмотреть, если хотите полностью вникнуть в тему. Это то, что по-английски называется study skills – умение учиться. И critical thinking – умение ставить вопросы. И это надо осваивать. Здесь не получится так, что родители заплатили деньги, и вот у тебя диплом.

RL: Мы остановились на старших школах. А что происходит дальше? Как происходит процесс поступления в университет?

ES: Ученик до 16 лет учится по основной программе (GCSE), потом продолжает IB или A-level, то есть профильные предметы. После его окончания многие берут еще год перерыва, чтобы попутешествовать, но этот год надо использовать разумно – университеты не оценят, если вместо того, чтобы глубже изучать свой предмет, ты просто где-то отдыхал. Поэтому многие занимаются волонтерскими работами, проходят практику – то есть все серьезно. В 18 лет, на последнем году обучения, школьники подают документы через единую электронную систему, и эта система разрешает подать документы только в пять университетов одновременно. Самая главная составляющая анкеты – personal statement, рассказ о себе, раскрывающий также твою страсть к предмету, который ты собрался изучать. Кроме того, естественно, учитываются баллы выпускных экзаменов и характеристика от преподавателя. Пройдя все эти этапы на себе, наши консультанты помогают сделать правильный выбор и выиграть место даже на самых труднодоступных курсах.

RL: А как тут быть абитуриентам из других стран? Где взять характеристику и все остальное?

ES: Ученики из российских школ не могут сразу поступать в британские университеты, так как сертификата о среднем образовании недостаточно. Они должны будут получить здесь A-level (можно за один год ускоренным путем), и там, где они его получили, преподаватель будет писать характеристику. В Оксфорде, Кембридже и на некоторых факультетах других вузов (в частности, медицинских) другие требования. У них есть вступительные экзамены и собеседование.  

RL: А как ваша компания помогает во всем этом процессе?

ES: Во-первых, мы, естественно, помогаем понять сам процесс. Я сейчас описала все очень вкратце, но на самом деле, там существует огромное количество деталей и подводных камней. Важно также понять, что именно ученик хочет изучать – в 15-16 лет это не всегда очевидно. Мы предлагаем тесты, выявляем его интересы, склонности и т.д. Дальше важно понять, как выбранный предмет изучают в разных университетах, и какой подход будет интересней с точки зрения преподавания. И самая главная часть нашей работы, конечно, – это подготовка к поступлению в школы. 

RL: Как проходит подготовка? Классы, занятия с репетитором?

ES: Это всегда занятия один на один, с репетиторами, носителями языка. Часто дети учатся в Москве, но приезжают к нам на лето или несколько раз на несколько недель в течение года. Обычно это очень интенсивные занятия. По наукам, по математике – многие темы перекликаются с российской школьной программой. Когда нам говорят, что конечная цель – поступить в университет, мы понимаем, что цель, на самом деле, блестяще сдать GCSE и особенно A-levels, и к ним мы готовим.  

http://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/eleonora%20%281%20of%204%29.jpg?itok=d3xRhDqThttp://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/eleonora%20%283%20of%204%29.jpg?itok=kyBqQTYghttp://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/oxford-high-res%20%2828%20of%2089%29.jpg?itok=_nms5AYOhttp://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/oxford-high-res%20%2868%20of%2089%29_0.jpg?itok=6xnT5Jyrhttp://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/oxford-high-res%20%284%20of%2089%29.jpg?itok=lNpYXUmihttp://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/oxford-high-res%20%2811%20of%2089%29.jpg?itok=uJ8NWEzlhttp://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/oxford-high-res%20%2813%20of%2089%29.jpg?itok=QuDMqmKphttp://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/oxford-high-res%20%2837%20of%2089%29_0.jpg?itok=MnAOuKDjhttp://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/oxford-high-res%20%2883%20of%2089%29.jpg?itok=zAmyQ09G