http://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/phpYGmQclPM.jpg?itok=Iuzn6mlQhttp://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/IMG_0360.JPG?itok=p1slmtjOhttp://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/phpe9oMkDPM_0.jpg?itok=oxdqr5EC
31/03/14

Про Игры Сочи-2014

Итак, я побывал волонтером на двух Играх, в Лондоне и Сочи. Запоздалое мнение и дальние выводы.

by Nikita Nemygin

Коли спорить, так уж смело,
Коль карать, так уж за дело,
Коль простить, так всей душой,
Коли пир, так пир горой! (А. К. Толстой)

В Лондоне я был членом Языковой службы на объекте "Ексель центр" (большой выставочный комплекс, в котором проходило 7 различных видов спорта), в Сочи – членом команды Протокола на хоккейном стадионе "Шайба". Первая работа была более индивидуалистической – просто приехать, попереводить атлетов для журналистов и - домой. Вторая – более командная, успех во многом зависел от сработанности, отсутствии внутренних конфликтов, надежности товарищей рядом.

Две Олимпиады – это, конечно, мало, чтобы делать какие-то выводы. Однако главная идея, которая не дает мне покоя с тех пор как я сел в самолет, покидающий столицу зимних Игр-2014, состоит в том, что Игры – это страна-хозяйка в миниатюре.  Все проблемы и решения,  все плюсы и минусы уклада жизни назначают друг другу свидание на Играх и являются на него точно вовремя. Всё, чем меня восхищают и Россия, и Британия – я видел воплощающимся в реальном времени.

Британцы располагают потрясающей способностью к самоорганизации: Лондон – это фантастический пример мирного сосуществования разных общностей. Потому и Игры получились невероятно разнообразными по количеству представленных культур, языков. Олимпийская машина работала как часы – сбои случались, но решались они крайне оперативно. И не удивительно – ведь в Лондоне ежегодно проходят десятки мероприятий, конференций, событий самого высокого организационного уровня.

В Сочи, как и в России в целом, конечно, подобного опыта нет. Поэтому, разумеется, накладок было много: недопонимания с силовыми структурами, вызывающая вопросы "безбарьерная среда", недостаточная работа с иностранными волонтерами, слабая готовность к нештатным ситуациям и прочее.  Личные этические соображения не позволяют мне приводить леденящие душу примеры, но они происходили и со мной, и с моими коллегами.

Собственно говоря, если в повседневной жизни россиян окружает коррупция, неустроенность и произвол, было бы странно если вдруг чудесным образом на Играх это все испарилось бы. Ведь игры делают не марсиане, а такие же жители России, каких мы видим каждый день.

Несмотря на "неровную" работу внешних структур и подрядчиков, у нас был прекрасный менеджмент, который выложился на сто процентов. Как бы ни было тяжело нам, волонтерам, на нас не лежало почти никакой реальной ответственности, нас невозможно было заставить что-то делать. Другое дело – менеджмент, от него требовалось много знаний, самоотдача, способность пробиваться через бюрократию. Что бы ни случилось – они отвечали за всё. 

Если в России и нет достаточной экспертизы, то у нас есть нечто иное – наша эмоциональность, искренность, фантастический максимализм. В Сочи уровень вовлеченности людей был просто несравним. В Лондоне все вели себя друг с другом мило, действовали профессионально и компетентно, но при этом по сравнению с Сочи оставались не слишком ангажированными эмоционально .

Сочинские две недели мы провели  на эмоциональных "американских горках". Когда  было здорово, это было лучше чем что-либо испытанное мной за всю жизнь и означало невероятный заряд энергии, эмоций и надежд на будущее. Но когда происходило что-то отрицательное, то оно было таким кошмарным, невероятным, что волосы становились дыбом, опускались руки, становилось не ясно, как жить дальше, где найти силы улыбаться и делать свою работу, да и вовсе смотреть людям в глаза зная все то, что тебе пришлось узнать.

Русская широта души не терпит половинчатости, нам не свойственна умеренность: "коль простить, так всей душой, если пир – так пир горой". По моему мнению, в этой песне заключен наш национальный характер. Если Олимпиада – то самая дорогая, самая большая, самая теплая. Если победы – то весь пьедестал, если поражения – то позорные вылеты.  Если командный успех – то лучший за сорок лет и на первой строчке. Если скандалы – то с самыми большими звездами. 

Никогда не забуду одну встречу с канадскими болельщиками в Олимпийском парке. Они были одеты в цвета национального флага, а физиономии раскрашены кленовыми листьями. Я тогда шел со смены и мы разговорились. "Ну как, не жалеете, что приехали?" - спрашиваю.

"Да нет,  у нас были совсем небольшие ожидания от страны, мы думали что много будет всего милитаризированного, но на объектах такого совсем не заметно! Зато такая классная атмосфера: от главного КПП до "Большого" стадиона мы идем целый час, и все хотят сфотографироваться, просят финал мужского хоккея "Россия-Канада", кто-то сует мобильник в лицо - скажи, мол, что-нибудь по-канадски в трубку моим домашним".

И то верно, люди впервые в жизни настоящих канадцев увидали вживую. 

В команде Сочи-2014 собрались самые замечательные волонтеры. Почти все молодые, открытые, дружелюбные. Каждый раз в автобусе домой со смены можно было спросить соседа «как прошел день» и потом еще полчаса проговорить, делясь друг с другом впечатлениями и ни разу не получить отказ пообщаться. На работе они тоже были прекрасными представителями России, располагающими, исполнительными, страстно желающими попрактиковать английский язык.

Упомянутая широта души вселяет надежду в меня. Конечно жалко, что своровали столько денег на строительстве. Конечно, сочинские перспективы как центра спорта или летнего курорта, на мой взгляд, весьма смутны: стоит отойти на три шага от олимпийских объектов, и мы попадаем в обычный скучный, безвкусный провинциальный город. Но если не устраивать такие мероприятия, как же мы научимся их должным образом проводить? Раз от раза, я уверен, будет лучше и лучше. Каждый раз мы будем снова и снова видеть мир и он будет видеть нас. И, самое главное, с каждым разом нам будет меньше и меньше хотеться быть отстающими. Нам хочется диалога с миром. Хочется перестать жить в грязи, дезорганизованности и коррупции.  Хочется, чтобы "Россия-сфинкс" заговорила - и не только языком казенного телевидения и казенных ценностей, газовой трубы и имперских амбиций, а заговорила языком живым, языком каждого города, каждой народности.

http://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/phpYGmQclPM.jpg?itok=Iuzn6mlQhttp://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/IMG_0360.JPG?itok=p1slmtjOhttp://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/phpe9oMkDPM_0.jpg?itok=oxdqr5EC