http://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/web-untitled%20%282%20of%202%29.jpg?itok=uMD-2N6ihttp://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/web-untitled%20%281%20of%202%29.jpg?itok=AL42k-sP

Ольга Балаклеец: "Представлять высокое искусство и классическую музыку на улице невозможно".

Директор компании Ensemle Productions Ольга Балаклеец - о том, сколько стоит Масленица в Лондоне, и почему нам нужны Билан и "Любэ".

 

Сегодня в Лондоне началась масленичная неделя! Russky London уже знакомил с ее основными мероприятиями, но чтобы узнать о Масленице еще больше, мы встретилтсь с Ольгой Балаклеец, директором компании Ensebmble Productions. Заодно поговорили о личном. 

RL: Ольга, вы столько всего проводите для русского Лондона, что кажется, без вас он правда был бы другим. Давно вы здесь? Как вы здесь оказались?

OB: В Лондоне я оказалась в 92-ом году, моя жизнь здесь началась с обучения в Королевском колледже музыки, это был двухгодичный аспирантский курс.

RL: Вы профессиональный музыкант? 

OB: Да, я пианистка. Я обучалась в школе при консерватории в Ленинграде, также стажировалась в Зальцбурге в Австрии, перед тем как приехать в Лондон. Я никогда, кстати, не планировала специально уехать из России. Просто так складывались обстоятельства. Это были времена, когда выезжать из страны на учебу и стажировку можно было относительно сводобно, и я воспользовалась предоставленными мне возможностями. Но со временем мне стало понятно, что Лондон – это то место, где я хочу жить, и после окончания курса я осталась, что называется, в свободном плавании. Я выступала с концертами, преподавала, работала в различных артистических и музыкальных агентствах, а уже в 1997 году реализовала свой первый личный проект.

RL: Наверняка, музыкальный?

OB: Да, это был фестиваль Dimensions – то есть «Измерения», и посвящен он был музыке России и стран бывшего СССР. Это было то время, когда все страны только получили свою независимость и встали на собственные пути развития. Но при этом их всех связывала серьезная профессиональная советская исполнительская школа.

RL: Это был фестиваль для русской аудитории?

OB: Конечно же, и русские гости тоже были, но фестиваль проходил в Southbank Centre, крупнейшем британском концертном комплексе, и рассчитан был на всех людей, живущих в Великобритании.  

RL: Тогда еще агентства Ensemble Productions не существовало?

OB: Нет, это был мой личный проект. Но почти сразу после окончания фестиваля я создала компанию, это было в начале 1998 года. То есть мы уже существуем 17 лет.

RL: Можете отметить какие-то самые яркие мероприятия, проведенные за это время? 

OB: Ой, вы знаете, их было действительно много! Связанные и с классической музыкой, и с балетом, и с фольклорными коллективами. Мы, например, делали совместные проекты с Дмитрием Хворостовским – одни из моих любимых и которыми я так горжусь!

RL: А как происходит выбор мероприятий и исполнителей? Это ваш личный вкус, или вы ориентируетесь на запросы аудитории?

OB: Комбинации самые разные! Конечно, в основном,  я стараюсь реализовать проекты, которые мне самой интересны и которые, как я считаю, будут интересны публике, в том числе британской публике.  Мы, подчеркну, никогда не делаем мероприятия «для своих». Простите за высокопарный стиль, но свою миссию я вижу именно в том, чтобы донести богатую русскую культуру до остального мира. Мы также реализуем проекты для различных государственных структур.

RL: Сколько человек работает в вашей компании?

OB: На этот вопрос довольно сложно ответить! Существует команда, которая работает целый год. При этом во время разных проектов она увеличивается в несколько раз. Над подготовкой, например, Масленицы, работает очень много людей! Вы сами понимаете - сколько сил нужно, чтобы организовать такой фестиваль.

RL: Расскажите поподробнее про Масленицу! Давайте даже начнем с истории. Когда она появилась в Лондоне? Это вы стояли у истоков фестиваля?

OB: Сначала на Трафальгарской площади был фестиваль «Русская зима», который проводился с 2006 года. Я была непосредственно связана с организацией этого праздника, его программы. В 2009 году тот фестиваль прекратился, и мэрия Лондона и Министерство культуры РФ попросили меня его продолжить, уже с новым именем. Первые два года Масленица проходила на небольшой территории перед мэрией, поскольку сначала мы думали, что надо сместить акценты и сделать этот праздник более уютным, семейным – без рок-звезд и прочего. Но потом стало понятно, что туда мы не умещаемся, и мы снова вернулись на Трафальгарскую площадь, хотя для организаторов, конечно, это огромная ответственность и серьезная задача.

RL: Сколько человек приходит на площадь?

OB: Точных подсчетов нет, но у мэрии существуют система отметок, согласно которым за день фестиваля проходит 110 – 120 тысяч человек. Это несмотря на погоду, которая, к сожалению, не всегда нас балует.

RL: Мы все видели ролики с мэром Лондона Борисом Джонсоном, где он говорит по-русски и зовет на блины! Кажется, что он тоже любит Масленицу!

OB: Да, завтра вы сможете услышать его ролик, записанный для фестиваля этого года. Это мы, кстати, учим его говорить по-русски! У Джонсона действительно есть интерес к России, к русскому языку и даже какие-то очень-очень отдаленные русские корни. И к этому празднику он относится с теплотой.

RL: Кто финансирует фестиваль?

OB: Масленица проводится, в основном, за счет дотаций и спонсоров. Нас поддерживает также ряд государственных структур – мы им благодарны и не высказываем претензий, так как понятно, что у каждой организации есть свои лимиты, – но государственных денег, конечно, не хватает. То, что не добирается за счет коммерческого спонсорства, оплачиваем мы сами, организаторы фестиваля. С этого года фестиваль организуется и Ensemble Productions в Лондоне, и международным некоммерческим фондом Ensemble Productions, который имеет право собирать пожертвования. Я буду очень благодарна, если кто-то найдет возможность поддержать фестиваль – на нашем сайте это можно сделать. Вход на праздник у нас всегда бесплатный, но организовать его, действительно, очень дорого.

RL: А сколько стоит проведение Масленицы в Лондоне?

OB: Назвать точную цифру, до копейки, сложно – коррективы вносятся до самого последнего момента. Но общий порядок – более £500 000. Сюда, правда, входит не только проведение праздника на Трафальгарской площади, но и другие мероприятия масленичной недели.

RL: Что именно будет на фестивале?

OB: Программа выложена на сайте, но я могу назвать несколько имен. На площади, например, выступят казачий ансамбль, московский “Мюзик Холл”, Дина Гарипова, Дима Билан со своей группой в полном составе, “Любэ”. Хочу обратить внимание интеллекуталов на DJ Бояру, который к нам тоже приедет, – он ведет очень интересный блог, является знатоком британской музыки  в России.

RL: Не обижайтесь только на вопрос, но вам не кажется, что вот эти казаки, фольклор, «Любэ» – это то, от чего мы тут пытаемся как-то отгородиться? Тратим столько сил и денег на создание образа современной, интеллектуальной России, а тут снова – ушанки, «Комбат» и водка на морозе… И все это в центре Лондона, на глазах 120 тысяч человек.

RL: Я с вами не соглашусь. Да, я сама люблю другую музыку, и мы страемся как можно чаще знакомить с ней лондонских зрителей. Недавно мы приглашали сюда Юрия Башмета, а также Московскую филармонию под руководством Дмитрия Юровского, и у нас были распроданы все билеты! Но представлять высокое искусство, классическую музыку на улице невозможно. Уличный праздник может сочетать в себе только два пласта: традиционный фольклор и популярную музыку. Если вы знаете, на Трафальгарской площади не только русская Масленица проходит, но и традиционные праздники других стран – так же совместно с мэрией. И у всех есть четкие указания – представить традиционную культуру этих стран,  привнести какие-то популярные элементы. А если мы говорим о современном, концептуальном искусстве, то массовый праздник на главной площади города – это просто совершенно не то место, куда его можно вписать. Не забывайте к тому же, что масленичная неделя – это не только блины на Трафальгарской площади. У нас также пройдут концерт классической музыки, театральные и литературные постановки, с очень современным концепциями – и Пелевин, и театр Меерхольда…

RL: В рамках перекрестного года культуры что вы еще будете представлять?

OB: Озвучу проекты, которые произойдут сразу после Масленицы. Это гала-вечер «Иконы русского балета». Мы проводим его уже много лет, и каждый раз он посвящен кому-то из великих русских балетных деятелей. Потом приезд «Новой оперы» из Москвы, с постановкой «Князя Игоря» - у них своя, очень интересная, интерпретация этой оперы. Также мы работаем над проектом, который представляет православные иконы и музыку.

RL: Вы здесь живете уже практически 20 лет. Замечали ли, как менялась русская публика в Лондоне? Что были за люди, приезжающие сюда в 90-х? А в 2000-х?

OB: Я не могу дать какого-то точного анализа по годам. Но могу поделиться обобщенными замечаниями. Однозначно, 20 лет назад русских тут было мало. Найти друг друга было огромной редкостью, и если русские где-то встречались, они были безумно рады этой встрече, пытались подружиться, продолжить общение! В 90-е годы это были, наверное, очень редкие бизнесмены, которые оказались здесь по каким-то особым договоренностям и получившие контракты. Конечно же, это была также старая эмиграция. Были, в небольшом количестве, студенты, к которым я тогда тоже принадлежала, музыканты, художники… Потом все как-то стало активизироваться, больше людей стало приезжать по работе, появилось больше студентов. Появились также люди, которые непонятно как здесь оказались! Захотели – и оказались! Русская диаспора постепенно увеличивалась, но не могу сказать, что наблюдалось какое-то чувство общности. Со временем, не без нашей помощи, кстати, люди все-таки стали ходить на какие-то мероприятия, больше друг с другом общаться.

RL: А отношения англичан к русским как-то изменилось за это время?

OB:  Мне кажется, они к нам привыкли и поняли, что с нами нужно считаться. Не случайно во многих крупных компаниях в Лондоне – юридических, финансовых,  и даже в крупных магазинах, - обязательно есть русскоговорящие сотрудники и специалисты.  Но к какому-то особому отношению к себе из-за того, что я русская, я не сталкивалась!

 

Текст и фото - Kate Nikitina

http://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/web-untitled%20%282%20of%202%29.jpg?itok=uMD-2N6ihttp://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/web-untitled%20%281%20of%202%29.jpg?itok=AL42k-sP