http://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/img_16531.jpg?itok=cMT8Upvs
24/10/13

Майя Плисецкая и граффити

Стрит-артист Кобра: Такие города, как Лондон или Москва, интересны из-за исторической архитектуры, которая контрастирует со стрит-артом.
(журнал "Интервью")

Автор гигантского граффити с Майей Плисецкой на Б. Дмитровке — о демократичности стрит-арта, Бэнкси и московской полиции.Вопросы: АННА НИСТРАТОВА.

Бразилец Эдуардо Кобра рисует по всему миру, и его разноцветные работы стали частью пейзажа родного Сан-Паулу, Лондона и Лос-Анджелеса. 54-метровый портрет Оскара Нимейера, репродукция поцелуя Альреда Эйзенштадта в Нью-Йорке, портрет Эйнштейна в Лос-Анджелесе — все это складывается в большой проект «Память стен». В октябре Кобра добрался и до Москвы. Его визит особо не анонсировался, но мы узнали, что Кобру пригласил Музей стрит-арта в Петербурге (открытие намечено на 2015 год), чтобы бразилец нарисовал мюрал, посвященный Майе Плисецкой.

Как получилось, что ты оказался в России?

Два месяца назад нас пригласили сюда на фестиваль стрит-арта. Очень мало бразильских уличных художников приглашают рисовать в России, так что мы сразу согласились (Эдуардо приехал со свои помощником Агенальдо Брито. — Interview).

Видел ли ты раньше русский стрит-арт? 

Я не знаю о вашем сообществе стрит-арта, но там, где мы остановились в России, вообще нет тегов! Все стены пустые. В Сан-Паулу в миллион раз больше тегов и граффити на зданиях, на стенах — везде, в любой точке города. У нас абсолютно не было времени, но, кстати, не было и возможности. Мы собирались потратить как минимум один день, чтобы посмотреть местные работы, но нам необходим проводник, кто-то, кто смог бы все показать. Никто из художников с нами пока не познакомился.

Было непривычно рисовать в районе с совершенно чистыми стенами?

Москва — очень традиционный, классический город в плане зданий. Работа, которую мы делаем, сопряжена именно с этим, «историческим» характером архитектуры. В этом смысле Москва — бездонный колодец! Здесь столько всевозможных сооружений и, следовательно, постоянный приток вдохновения. Я верю в то, что уличные художники, такие как мы, развивают идею перехода андеграундного искусства в музеи, галереи и публичные места, и в Москве в том числе. Думаю, через наш мюрал возможен диалог между разными культурами и их представителями.

Почему вы решили рисовать Майю Плисецкую?

Прежде чем приехать, я стал читать о России и захотел нарисовать балерину. Выбор стоял между Анной Павловой, Галиной Улановой и Майей Плисецкой. Когда мы приехали, начали работать с архивами, смотреть записи, мне особенно понравились уникальные движения Майи. На мой взгляд, Плисецкая — абсолютная культурная икона не только в России, но и во всем мире. Мы всегда работаем с образами выдающихся людей или иконическими изображениями тех мест, где мы рисуем. Мы изучаем истории нескольких конкретных героев и выбираем того, с кем в наибольшей степени себя ассоциируем. Также в вашей библиотеке искусств, которая на той же улице, что и наш рисунок, нашлись хорошие фотографии Майи 1960-х годов. Для меня важно качество фотографии, потому что от этого зависит, насколько детальный рисунок мы можем сделать, а мы предпочитаем максимум деталей. Сотрудники библиотеки нам очень помогли, а спустя пару дней после нашего визита туда на перерыве нас поймал один из них и попросил заполнить какую-то бумагу. Я сначала не очень понял, а потом оказалось, что это читательский билет, который они будут выставлять в своем музее. Это было очень мило.

Вы добавили немного бразильского духа в вашу работу?

У граффити из Сан-Паулу свой собственный узнаваемый стиль. Это относится как общей форме, так и к отдельным деталям, цветовому решению. И, конечно, наша подача абсолютно отражает веселый и бешеный стиль Сан-Паулу.

Что вы хотели, чтобы люди чувствовали, глядя на вашу картину?

Во-первых, мы рисуем, потому что мы любим рисовать. Понятно, что когда вы рисуете в публичном месте, существует диалог с людьми, и мы стараемся уважительно относиться ко всем мнениям, но для нас важнее возможность использовать конкретное место для конкретной работы. Конечно, мы всегда надеемся, что людям все понравится, но никогда не знаем наверняка. 

Как реагировали люди в Москве на вашу работу?

Пока мы красили, то видели, что многие обращают внимание, фотографируют. Нам кажется, что им нравится, но точно-то сказать нельзя. Вдруг они фотографируют, чтобы потом раскритиковать. (Смеется.)

Вы до сих пор рисуете нелегально?

Да, мы до сих пор часто рисуем нелегально, но стараемся быть осторожными. Особенно в других странах. 

В Москве не собираетесь дополнительно отметиться?

У меня есть одна идея, но я пока не знаю ничего про местную полицию. Выглядит она очень строгой. Не очень хочется, чтобы нас тут арестовали. Хочется домой вернуться. (Смеется.)

Как вы начали рисовать?

Да как все. Начал тегать в 12 лет на районе в пригороде Сан-Паулу. Ходили на дела с хип-хоп-группой Jabaquara Breakers (Jabaquara — район на юге Сан-Паулу. —Interview), танцевали.

И как это стало настолько серьезным?

Я самоучка. До сих пор рисование для меня — забава и хобби. Мы делаем это только потому, что мы любим рисовать. 

Вам платят за это?

Сейчас у нас есть частные заказы на роспись. Если заказы закончатся, все равно будем продолжать рисовать на улицах. В Москве, например, мы работаем без гонорара. Краска, гостиницы, перелеты — все это дорого, поэтому мы всегда используем шанс порисовать в разных городах и странах или ищем финансирование на подобные проекты. Также бесплатно мы рисовали портрет нашего знаменитого архитектора Оскара Нимейера, который умер в прошлом году в 104 года, потому что его фигура очень важна для нас. Мы хотели зафиксировать его значимость, и пять художников рисовали просто так, краску оплатили владельцы здания, галерея помогла с оборудованием, гостиница и рестик в соседнем доме нас принимали и кормили. Речь идет о всеобщей культурной поддержке. Все вложились в этот проект любовью к Нимейеру, мы уверены, он заслужил фасад на Паулиста-авеню.

Вы работаете с галереями?

На данный момент мы работаем с командой Мистера Брэйнвоша. Они организуют всю нашу выставочную деятельность. 

То есть они сейчас ваши агенты?

Мы только начали работать вместе и не имеем каких-то точных договоренностей, но я надеюсь, что мы будем успешно сотрудничать. 

Почему вам нравится Мистер Брэйнвош?

Мистер Брэйнвош — это не то, что люди обычно думают о нем. Он куда гениальнее своего героя в фильме. И намного глубже. Он очень изобретательный и не нацелен только на деньги, как это могло показаться.

Интересно наблюдать, как он развивается. А кто лучше, Бэнкси или Мистер Брэйнвош?

С Брэйнвошем я знаком, а Бэнкси… не, не знаю. Не видел.

Он существует?

Я видел работы, созданные Мистером Брэйнвошем вместе с Бэнкси. Но это большая тайна. (Смеется.) Вообще, я думаю, что они уже долгое время работают вместе. 

В Бразилии ведь очень много стрит-арта. Что стрит-арт дает Бразилии как стране?

В Сан-Паулу много художников-мюралистов, которые рисуют по всему миру. Это что-то новое в бразильском искусстве. Бразилия — молодая страна, не так много великих бразильских работ, выставленных в музеях и галереях. И я думаю, что бразильский стрит-арт выполняет сейчас именно эту функцию. В Сан-Паулу есть по крайней мере 30 художников мирового масштаба.

Как обычные люди в Бразилии реагируют на стрит-арт?

Десять лет назад люди начали принимать стрит-арт, но до сих пор нельзя сказать, что население в общем и полиция сильно уважают этот вид искусства. Тем не менее люди понимают важность демократичного искусства и ценят доступность стрит-арта. Город становится красивее, обретает свой дух.

Какие ваши любимые города в мире?

Сан-Паулу для меня всегда будет особенным. Еще я люблю Нью-Йорк. Это очень важный город — в нем жили Жан-Мишель Баския и Кит Харинг, творчеством которых я восхищаюсь. Этот город затягивает. Все крупные города интересны мне возможностью что-то показать большому количеству людей. Такие города, как Лондон или Москва, интересны из-за исторической архитектуры, которая контрастирует со стрит-артом. Я очень люблю этот контраст.

Какая твоя следующая работа?

Save Aya! Девушка из Бразилии Айя была с «Гринписом» на «Арктик Си», ее загребли вместе со всеми. Буду рисовать голубя, вылетающего из клетки.

Source: журнал Интервью

http://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/img_16531.jpg?itok=cMT8Upvs