http://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/P83B0684.jpg?itok=dww4ZR2Whttp://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/GSK%20MONITOR%20112.jpg?itok=02SgjXxKhttp://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/P83B0711.jpg?itok=2XQsKLothttp://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/P83B0744_0.jpg?itok=ENyvDOZN

Как быть счастливыми в Англии? Прежде всего – найти себя!

Интервью с психологами Светланой Кривцовой и Галией Нигметжановой о предстоящих семинарах Clever Psychology в Лондоне

by Julia Varshavskaya

 

Этой весной, благодаря проекту Clever Psychology, у русских лондонцев был уникальный шанс получить консультацию у известных московских психологов – Светланы Кривцовой и Галии Нигметжановой. Вопросов оказалось так много, что стало очевидным – необходимо организовать еще одну встречу! Уже 16, 17 и 18 октября в Clever Psychology начнутся семинары, где каждый сможет обратиться к экспертам с самыми животрепещущими вопросами.  А с 23 по 28 октября пройдет первый блок из цикла годового экзистенциального терапевтического проекта. 

Russky London встретился с Галией Нигметжановой и Светланой Кривцовой накануне их поездки в Англию, чтобы поговорить о том, какие психологические проблемы волнуют русских лондонцев больше всего. 

______________

Дополнительная информация о семинарах и индивидуальных консультациях по этой ссылке

Заказать билеты

______________

 

Галия, Светлана, какие впечатления у вас остались от прошлого визита в Британию? Вам удалось увидеть какие-то специфические проблемы, волнующие русскоязычных лондонцев?

Галия Нигметжанова: После первого семинара мне казалось, что мы и не уезжали из Москвы. В подавляющем большинстве на встречу пришли женщины, которые говорили об отношениях в семье, о детях, о своем эмоциональном состоянии – базовых вещах, которые не зависят от географии. Но уже на следующий день, когда начались индивидуальные консультации, стало очевидным, что дети в Лондоне живут совершенно иной жизнью, чем московские. Они не просто все время заняты, а живут по очень жесткому расписанию, лавируя между школой и кружками. Но парадокс в том, что дети это не только выдерживают, но и принимают, получая удовольствие от своей деятельности.

А их мамы, в свою очередь, по большей части обслуживают интересы детей. По их рассказам, до переезда в Англию эти женщины были востребованы, реализованы в профессии. Но в Лондоне их функция сводится только к материнству – эта тема проходила красной нитью в каждой консультации. И чем больше предъявляется требований к ребенку, тем больше за этим видно мамино «а если ребенок не будет успешен, то для чего я здесь?». Получается, что ребенок и есть ее лицо перед этим новым сообществом. И поэтому в это лицо так много вкладывается! Дети таких мам не могут даже дома расслабиться – они должны быть идеальными. Все это и создает повод для фрустраций, чувства неудовлетворенности от своей лондонской жизни.

Светлана Кривцова: Я согласна с Галией. У меня осталось ощущение жертвенности этих женщин. После нашей первой поездки я четко осознала, что главными клиентами являются не дети, а их мамы. Ребенок – это лишь повод поговорить о собственных переживаниях. Мамам нужно заняться улучшением собственного состояния. Поэтому мы поставили перед собой задачу – предложить им способ улучшить его в тех жестких условиях, в которых они оказались с переездом в Англию.

У вас не осталось ощущения, что русские лондонцы чувствуют себя оторванными от британской жизни? Что они ментально остаются в том месте, откуда уже давно уехали?

С. К.: Да, и многие даже не собираются выходить за пределы весьма узкого периметра. За всю поездку я увидела только один пример хорошей интеграции – и эта женщина не была нашим клиентом. Чувствуется, что это замкнутое сообщество, члены которого живут на две страны. И отсюда рождается переживание оторванности от своих корней. Они и не там, и не здесь. Эта проблема так же будет темой нашего семинара, потому что один из пунктов экзистенциальной работы – поиски своего места, своих корней. Чувство укорененности необходимо для ощущения качественной жизни.

Г. Н.: В большинстве случаев полностью перенесена в новую жизнь ценностная и смысловая система того места, откуда эти люди приехали. И теперь они испытывают некоторое удивление от того, что эти системы не совпадают, ведь очевидно, что в Англии другие подходы к воспитанию. Все это дает в итоге ощущение, что «я не понят этими людьми». В том числе, так происходит и в браках между русскими и британцами.

Вам удалось поговорить с лондонскими клиентками об их отношениях с британскими мужчинами? Что их волнует больше всего?

Г.Н.: Мне кажется, для русских женщин, вышедших замуж за англичан, остается большим вопросом: «Что в моем муже идет от него, как от человека, а что – как от продукта своей социальной системы?». На консультациях постоянно звучала фраза: «Я не знаю, может быть, все англичане такие?». Им важно найти ответ на этот вопрос. Ведь если поведение мужчины – это часть культурного кода Британии, то женщина чувствует, что должна к нему адаптироваться. Это определенное давление на нее. Поэтому мне кажется, что фокус вопроса должен быть смещен на себя. Сначала найти себя, а потом уже задавать вопросы про партнера и свое взаимодействие с ним.

У меня есть ощущение, что жены в таких браках все время пытаются найти какие-то точки соприкосновения со своими мужьями-англичанами, вне национального и культурного контекста. Что бы вы им посоветовали?

С.К.: Этот вопрос еще 100 лет назад задавали себе философы, в том числе, и Хайдеггер: есть ли что-то сильнее культурного, исторического и социального? Ведь мы способны понять страдания людей 5-го века до нашей эры – в театрах до сих пор ставят драмы Эсхила и Эврипида, нас восхищает поэзия Сафо, мы сострадаем шекспировским героям, жившим 400 лет назад. Это и есть ответ – нас, людей,  объединяют общечеловеческие переживания, чувства. На этом построена эмпатия. Поводы для проявления эмоций могут быть разные, но само переживание будет нам понятно.

Вы говорите об эмоциональном контакте. Но англичане известны своим сдержанным характером, умением сохранять самообладание при любых обстоятельствах. И в этом случае многие русские женщины (которые, наоборот, очень эмоциональны) ощущают, что они наталкиваются на стену. Что делать в такой ситуации?

С.К.: Всегда важно разделять две ситуации: когда у человека есть эмоции, но он их не проявляет, и когда у него этих эмоций просто нет. Если мужчина не поддается влиянию аффектов, но живет, прислушиваясь к голосу сердца, это влияет на его поступки. Что, вообще-то, и есть мужская форма поведения – совершать поступки. Прочитывать чувства, высказанные языком поступков, женщина может научиться. Более того, ей это дано от природы.

Г.Н.: Конечно, есть культурно обусловленная специфика в выражении эмоций и чувств. Но если два человека стали парой, значит, на заре своих отношений они сумели оказаться на одной эмоциональной волне. С этого начинаются любые отношения. Только потом мужчина и женщина сталкиваются с индивидуальными и культурными особенностями.  И тогда это вопрос только желания и способности всматриваться в партнера. Ведь когда-то я мог сопереживать ему, а почему теперь прочитываю его поведение как дистантность?

Некоторое время назад в Лондоне выступала с лекцией Юлия Борисовна Гиппенрейтер. Многие женщины жаловались ей, что чувствуют себя оторванными от своих детей, потому что они живут в другой культурной и языковой среде. Они их ощущают «другими», непохожими на себя. И это очень болезненное переживание.

С.К: А сами дети к этому очень спокойно относятся. Потому что от природы они настолько гибкие, что жизнь в мультикультурной семье не является для них проблемой. У детей вообще проблемы появляются только, если они есть у их родителей: они болезненно реагируют на то, на что болезненно  реагирует мама, боятся того, чего боится мама. В языковых вопросах работает такой же механизм, когда ребенок одним образом ведет себя с бабушкой, и другим – с мамой. Это все прекрасно укладывается в его представлении о счастливой семье. Я думаю, что этот вопрос нужно рассматривать с позитивной стороны. Например, уже в возрасте 5-6 лет национальные различия в семье могут стать интересной темой для философских бесед с детьми. Ребенок должен ориентироваться в вопросах, связанных с различиями между людьми. Это лишь еще один прекрасный повод разговаривать со своим ребенком.

Г.Н.: Интересный факт – мамы рассказали нам, что когда их детям из двуязычных семей предложили нарисовать флаг своей страны, они изобразили российский триколор! Это было для мам потрясением. Но психологи знают, что ключевое в жизни ребенка – это его отношения с мамой. Именно из них черпается понимание и восприятие окружающего мира.

С.К: Противоречия детьми «считываются» с мамы! Конечно, маме  сложно не транслировать на ребенка то, что она по-настоящему чувствует. Мы же не можем себе приказать: «Полюби ты уже этот английский менталитет!». Но можно работать над собой, чтобы изменилось не поведение, а само глубинное отношение. И эта работа будет затрагивать глубокие вопросы: могу ли я принять, что я оказалась здесь? А хочу ли я этого вообще? Если хочу, то почему? Есть ли у меня внутреннее согласие с переездом в эту страну?

Г.Н.: Внутренние противоречия мамы очень хорошо отражаются в ее речевых оборотах. На консультациях мы все время слышали: «они», «у них», «а вот у них здесь». И так говорили люди, живущие в Лондоне уже 7-10 лет! Я ощутила, что есть зримый водораздел между «мы» и «они». И нам со Светланой только предстоит понять, почему он образовался и как помочь нашим лондонским клиентам его преодолеть.

Расскажите о своих планах на предстоящий визит в Лондон. На каких темах будет сделан акцент в этот раз?

С.К.: Я начинаю в Лондоне большой и долгоиграющий проект – образовательную программу австрийского общества логотерапии и экзистенциального анализа Альфрида Лэнгле. Она называется «Группа самопознания». На встречах этой группы, в обстановке принятия и безопасности участники занимаются анализом своей жизни: они смогут особым образом взглянуть на то, что делает их жизнь хорошей, и на то, чего пока для этого не хватает.  Мы проведем 4 сессии – по 4 дня каждая – с разницей в несколько месяцев. В перерывах между сессиями участники группы также будут встречаться друг с другом, и созваниваться в скайпе с тренером.

Конечно, «хорошая жизнь» – экзистенция – понятие целиком субъективное, поэтому мы будем говорить не только о том, что происходит с нами, но и том, как это на нас действует, что мы чувствуем. Иногда достаточно просто обратить внимание на какие-то аспекты своего бытия, чтобы наши ощущения изменились.

Во время первой сессии мы  обратимся к данности нашего существования. Могу ли я здесь быть? Где не могу? Если мне чего-то не хватает, то почему? Чего мы боимся и как жить не во власти своих страхов, но с учетом их. Из разговоров, упражнений в рефлексии и воспоминаний рождаются такие новые чувства, как покой, уверенность в себе, доверие.

Следующая сессия будет посвящена теме ценностей, наслаждений, слез печали и слез радости – то есть, всему тому, что делает человека живым. Собственно, это и есть настоящая жизнь, в которой все вызывает какие-то чувства. В третьей сессии мы будем рассматривать отношения с самим собой, переживания правильности, выстраивание собственного «я» как тыла для самореализации. И, наконец, четвертая сессия будет посвящена смыслам, контекстам, воле, философии поступка – вопросам того, как наиболее полно внести себя в собственную жизнь.

Г.Н.: Я полностью пересмотрела программу семинаров. По результатам предыдущих опросов нам казалось, что лондонских мам интересуют темы воспитания: почему ребенок не слушается, ленится, отказывается учиться, становится агрессивным? В прошлый раз мы начали обсуждение с этих вопросов, а в этот раз поработаем с другой “горячей” темой – отношения взрослых в паре между собой. Поэтому один из семинаров будет называться: «Быть счастливым в своей семье».

Семья, как ни банально прозвучит, это система и социальный организм. И когда один орган дает сбой, то рушится работа всей системы. В теоретической, лекционной части я хочу рассмотреть несколько вариантов таких «сбоев» семейного механизма. И обсудить главный вопрос: что с этим делать? Здесь было бы разумно поговорить о неких закономерностях развития любой семьи, которые невозможно обойти. Мы должны воспринимать эти этапы как должное и рассматривать их в перспективе. Важно узнавать свое семейное счастье в лицо, а не жить прошлым. Мы перекрываем себе кислород, если думаем только о тех моментах, когда мы были в слиянии друг с другом. Увидеть моменты живого и здорового в том, что кажется нам ранящим, требует определенной работы.

В субботу, 17 октября, мы будем обсуждать ролевые позиции не только в семье, но в любой другой проблемной коммуникации (с коллегами, начальниками, значимыми другими и др). Мы проведем психологическую игру “Я в отношениях: чего я о себе не знаю”, которая позволит нам, не озвучивая вслух детали своих сложностей, увидеть ситуацию в новом свете. С помощью ассоциативных метафорических карт мы попробуем понять себя. Как мы вступаем в контакт? Насколько мы активны или пассивны? Что вызывает у нас дискомфорт и заставляет остановиться? Как мы чувствуем свое “хорошее место” рядом с другими, свое личное пространство, свои границы? Что может улучшить коммуникацию? И на третий день я проведу индивидуальные консультации, где мы сможем подробно обсудить все самые волнующие вопросы.

А в пятницу, 16 октября, мы проведем семинар, посвященный такой наиважнейшей теме воспитания: мотивация к учебе у детей. Учебная деятельность, в которой много повторяющихся упражнений и не связанных друг с другом фрагментарных знаний, требует от ребенка волевого напряжения, концентрации, целенаправленных усилий. Часто дети с такими вещами не справляются, и появляется хорошо известное «может, но ленится»; «справился бы, если бы уделял больше времени». В школе начинают проявляться наклонности ребенка. Но что делать, если ребенок начинает заниматься чем-то с удовольствием и желанием, а через короткое время заявляет, что ему скучно, неинтересно и он готов попробовать себя в чем-то другом? Надо ли направлять ребенка в его интересах, подталкивать к продвижению в начатой сфере, будь то футбол или вокал? Эти вопросы тоже часто звучали во время консультации – вот мы их и обсудим.

______________

Встречи состоятся в Кенсингтоне в Muzio Clementi House – историческом особняке 1736 года, где жил и творил композитор и музыкант Музио Клементи, а позже – органист Уильям Горсли, для семьи которого Мендельссон впервые исполнил здесь увертюру «Сон в летнюю ночь». Так что каждый уголок этого удивительного дома пропитан творчеством и вдохновением.

Информация и билеты на семинары:

Семинар “Мотивация к учебе: как ее развить и сохранить” – 16 октября, 19.00-21.00

Семинар “Быть счастливым в своей семье” – 17 октября, 11.00-13.00

Практикум “Я в отношениях: чего я о себе не знаю?” – 17 октября, 14.00-18.00

Индивидуальные консультации с Галией Нигметжановой – 18 октября, 10.00-18.00

______________ 

 

http://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/P83B0684.jpg?itok=dww4ZR2Whttp://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/GSK%20MONITOR%20112.jpg?itok=02SgjXxKhttp://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/P83B0711.jpg?itok=2XQsKLothttp://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/P83B0744_0.jpg?itok=ENyvDOZN