http://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/Brodsky.jpg?itok=_Lpf4lzO
25/05/15

Фильм: Бродский не поэт

Вчера, в день 75-летия Иосифа Бродского, "Первый канал" показал документальный фильм "Бродский не поэт" - это рассказ о Бродском как о гражданине мира, поэте, укорененном в мировой и, главное, в европейской культуре в той же мере, что и в русской литературной традиции

 

 

 

Почему это кино — удивительное событие для сегодняшнего российского телевидения, объясняет Анна НаринскаяЪ.

 

ОТСЮДА С ЛЮБОВЬЮ

  

Главное достоинство этого фильма не принадлежит к разряду тех, которыми мы привыкли оперировать в последнее время, когда практически любую похвалу, а тем более похвалу чему-то телевизионному, приходится сопровождать уточнением: "На фоне того, что у нас сейчас происходит и что нам сейчас показывают". Нет, эту черту, вернее, это качество работы Николая Картозии и Антона Желнова, безусловно, заметили бы где угодно, в том числе в странах с традиционно "интеллигентным" телевидением. Их фильм снят без всякой игры в поддавки со зрителем, без всякой оглядки на "уровень" (читай — "невысокий уровень") многомиллионной аудитории, без всякого высокомерного похлопывания по плечу и разъяснения полуазбучных истин, без всяких обычных для подобных проектов подспудных расшаркиваний "извините-что-мы-сейчас-вам-про-умное-и-культурное-рассказываем". А это значит — с максимальным к этому самому зрителю, к этой самой аудитории уважением. Что, повторюсь, вещь не особенно типичная для телевидения вообще, не говоря уже о нашенском.

Впрочем, вещи нетипические в контексте именно отечественного телевидения здесь тоже имеются. "Бродский не поэт" (а вот название это как раз можно занести в недостатки: неудачное, сбивающее с толку, как бы его ни объясняли создатели фильма) — это рассказ о Бродском как о гражданине мира, поэте, укорененном в мировой и, главное, в европейской культуре и традиции в той же мере, что и в русском языке и в русской литературной традиции.

В этом смысле фильм представляет собою практически классический пример единства формы и содержания. Тут не только основное экранное время потрачено на заграничный срок жизни Бродского (то есть на период его настоящей уже славы и — что важнее — полностью сформировавшейся жизненной философии), но и в качестве вспоминателей призваны почти исключительно зарубежные друзья поэта. Даже знаменитые "полторы комнаты" в питерском доме Мурузи Николай Картозия показывает зрителю вместе с подругой Бродского из Италии — Аннелизой Аллевой.

Как итог — в этом фильме нет налета той провинциальности и, что хуже, сермяжности, которая свойственна большинству теперешнего отечественного культурного продукта, а уж продукта телевизионного тем более. Это фильм, создатели которого вслед за своим героем видят мировую культуру всеобщим и в том числе собственным достоянием и гордятся (уж если обязательно надо чем-то гордиться) тем, что поэт, писавший на их языке, эту всеобщую культуру обогатил.

Ну а как подитог — этот фильм не оправдывает опасений, которые вызывают практически любые программы о Бродском (особенно после того, как пять лет назад медиа подробно отработали его 70-летие). А именно: он не наполнен одними и теми же неизбежными людьми (пусть даже самыми замечательными, но все равно в контексте бродскианы приевшимися), рассказывающими одни и те же байки.

Так что хорошо снятый и умный фильм (а если бы ведущие нашли в себе силы меньше появляться в кадре — был бы даже еще умнее), сделанный в "хороших европейских традициях". Правда, европейскость эта иногда может нанести ответный удар. Создатели фильма так комфортно чувствуют себя в предоставленной им зоне относительной свободы, что вроде бы забывают о том, что происходит во внешнем мире — где их фильм будут смотреть здесь и сейчас. И может, это творчески и правильно, но когда они читают с экрана шуточную надпись, которую Бродский сделал на книге своей знакомой, ставшую по трагическому совпадению его последним стихотворением ("Пусть Вам напомнит / Данный томик, / Что автор был не жлоб, / Не гомик, / Не трус, не сноб, не либерал, / Но — грустных мыслей генерал"),— грешным делом думаешь: ох, какое шебуршение сейчас начнется — мол, наших он все-таки или ваших: либерал--антилиберал, укроп--ватник. Одно утешительно: человек, написавший "Слава Богу, чужой. / Никого я здесь не обвиняю. / Ничего не узнать. / Я иду, тороплюсь, обгоняю. / Как легко мне теперь, / Оттого, что ни с кем не расстался. / Слава Богу, что я на земле без отчизны остался", не обратил бы на это шебуршение никакого внимания.

 

Photo: Bengt Jangfeldt

Kommersant.ru

 

__________________

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

АННА БРОДСКАЯ-СОЦЦАНИ: БИОЛОГИЧЕСКИ, КОНЕЧНО, Я НЕСУ ЕГО ГЕНЫ, НО БИОЛОГИЧЕСКОЕ — НЕ САМОЕ ГЛАВНОЕ

Интервью с живущей в Англии младшей дочерью Иосифа Бродского — о Бродском, о том, кому принадлежат его стихи, и что составляет его наследство

___________________

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

Полторы комнаты, или сентиментальное путешествие на Родину

Фильм Андрея Хржановского по литературным сочинениям Иосифа Бродского, по его рисункам, по материалам его биографии, но прежде всего он инспирирован прозой Бродского.

  

http://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/Brodsky.jpg?itok=_Lpf4lzO