http://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/1%20Carina_0.JPG?itok=dZuRNvMphttp://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/Carina_0.JPG?itok=FMv6seUQhttp://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/2%20Baba%20Carina_0.jpg?itok=3Djd_4KWhttp://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/Carina%20-%20deti%20i%20vnuki_0.jpg?itok=ycUJAhaV
08/03/15

Март – месяц женский!

Мартовское, духоподъемное

by Carina Cockrell

 

Март-месяц женский. Зря римляне его назвали в честь бога войны.

И все за ними повторили, а зря.

Не для войны это время: для жизни.

И не в поэтическом смысле, а самом что ни на есть буквальном и женском: надо приводить все в порядок после зимы и новыми жизнями заниматься!

Я сегодня сделаю вот что: буду косить траву! :-) За зиму пожухлый, запущенный газон стал похож на косматую гриву престарелого льва. А ведь вижу – под этой буростью – свежая, весенняя травка! Надо ей помочь. И погода-то сегодня чудесная!

И ничего нет лучше запаха кофе пробивающегося через аромат свежескошенной травы. Ставлю чашку на крыльцо, завожу газонокосилку и начинаю. 

Вот и еще одна весна наступила.

Март – самый женский месяц в нашей семье. Вы не поверите: бабушка, мама, сестра и я – все мы родились в марте.

И это еще не все, вот послушайте!

Ровно десять лет назад, тоже в марте, не восьмого, первого, как раз на мой день рождения, в темноте спальни разбудил меня оживший в темноте тревожным, резким светом экран телефона у кровати.

Пять утра.

Панический голос дочки:

– Мама, началось!

Остальное помню нечетко: бешеная гонка – как в кино, со скрипом тормозов, на красный свет – за красно-белой машиной, в которой моя девочка делает наше трудное, вечное, великое женское дело.

Комната родов в госпитале  уютная, светлая сосновая мебель, тюлевые занавески, любимый госпиталями мира Моне – но не мостик, нет, а его  пронзительно синее, такое весеннее, ветреное небо над Vetheuil. Хорошая картина, подходящая!

– Вам принести чаю?

О, эта великая английская родовая анестезия в виде коричневатой, сладкой жидкости с молоком и лучшее средство против всех бед и тягот мира. О чай, без которого невозможно в Британии ни пережить ни единую трудность, ни появиться на свет! И уж в родильных отделениях на хорошем чае и молоке не экономят: и никаких тебе автоматов и пластиковых чашечек- что за кощунство!- фаянсовые чашки в голубую полоску и маленький молочник! 

– Of course, thank you.

– Quick, please!!! – это дочка: – Мамочка, прости меня, я иногда бывала к тебе такой сукой, такой дрянью, я так люблю тебя, мама! (это она по-русски) Я больше не выдержу... какая боль! (это-то она по-английски! – I can't stand such pain anymore! Help please, help!!!

– Выдержишь, родная, никуда не денешься! Ну-ка, вставай, милая, будем ходить между сватками, это очень ускоряет дело, я-то знаю!

Очень молодая девочка-акушерка, сама ребенок на вид, ставит поднос c чаем на стол, осматривает дочку, улыбается:

– Все прекрасно, просто как в учебнике. Вы – мой экзамен, мои сороковые роды, я обязательно должна его сдать. Уж не подведите! (Дочка пытается улыбнуться ей и судорожно глотает чай, словно он и вправду может помочь.) – Вы не против, если моя преподавательница будет иногда заходить и проверять, как я справляюсь? И вы совершенно правы, ходить между схватками – ускоряет дело. Вы акушерка?

– Нет, я бабушка.

GrandMa. Grand Maman. Abuela

Крики, массаж, кислород из огромного синего баллона. Крики, массаж, кислород. Насколько же легче рожать самой, чем видеть, как это делает другой человек, самый родной. Не раскисать. Я ей сейчас ОЧЕНЬ нужна собранной и уверенной.

Акушерка дочке звонким, детским, сочувственным голоском:

– Подумайте, в каком положении вам легче всего во время схваток. Учтите: рожать лежа – труднее всего. Если встанете на колени, упретесь локтями, вам будет помогать сама гравитация земли.

Она показывает. Дочка так и делает. Да, так легче всего. В этом положении я и родила свою младшую, уже здесь, в Англии. В другой стране, далеко отсюда, много лет назад, во время первых моих родов на меня строго орала акушерка, если я пыталась даже приподняться. Там главной была она, мне оставалось только подчиняться, ничего другого. Без альтернатив.

Давай, мать-земля, богиня Гея, ты ведь и сама - женщина многострадальная, многорожающая, помогай, милая, девочке моей  гравитацией своею, помогай!

Кислород и массаж, кислород и массаж... Время остановилось. Какая же это мука!

...

Слезы на моих глазах (проверено!) всегда, неизменно вызывают два звука – орган под высокими сводами и первый крик ребенка.

Им больно, им страшно: непривычное, непонятное – воздух – больно распирает крошечные легкие, полные мускуса, небытия... Глаза режет свет – какая яркость, он же не был таким ярким, что происходит?! Где я?! Что за сила толкала и толкала меня сюда и вот вытолкнула, зачем?!

Так надо, малыш. Боль – это значит: жив!

Девочка. Еще одна Женщина Марта. Наша порода! 

Полдень. Солнце. Окно – огромное. Руки. Теплые. Мягкие.

Я держу в руках крошечное, горячее, красное от великого труда рождения существо. Уже моментально родное. И, Боже ж ты мой – ОПЯТЬ (это случалось каждый раз когда брала в руки своих новорожденных дочерей) захлестывает ужас  от острого осознания беспомощности и такой страшной уязвимости этого чудесного сгустка жизни. И на смену этому ужасу приходит дикая, первобытная решимость ЗАЩИТИТЬ его любой ценой.

– Вы уверены, что вы не акушерка? У вас так прекрасно получается... – спрашивает милая девочка. Умница. Экзамен она, наверняка,  сдала: прекрасно провела роды.

Она протягивает мне хирургические ножницы:

– Может быть, вы хотите сами перерезать пуповину?

Руки не дрожат. И кажется, что это не мои, чьи-то чужие руки. Точные, умелые.

Это не так легко, как кажется, несмотря на остроту ножниц. Небытие держит крепко.

Все, перерезано, живи!

Дочка прекрасно выглядит, разрумянившаяся, немного усталая. Умница. Все хорошо. Мадонна Литта и все мадонны вместе взятые, только еще лучше, еще совершеннее!!!

Целую дочку. Присаживаюсь рядом. Малышка чихает, чихает, чихает.

У дочки в глазах тут же тревога. Нет, не просто, а вот так- Тревога:

– Мама, она такая слабенькая. Она не заразится здесь чем-нибудь, не умрет?

– Нет! -вкладываю в голос ВСЮ решительность, какая есть в моем существе. А хорошо понимаю, ЧТО сейчас она чувствует. Это нормально. И неизбежно. 

– Я уже давно решила – назову дочку Рейчел.

– Почему Рейчел?

– Не знаю. Нравится.

Рейчел... Рахиль...

– А раз она в день твоего рождения родилась, я ее двойным именем назову Рейчел-Карина, ты не против?

И-после паузы, – Ты отодвинься от Рейчел, на нее лучше не дышать сейчас.

Правильно: отодвинься, жизнь продолжается, все возвращается в норму.

Дочка спохватывается.

– Мам? Я тебя правда очень люблю. Какая боль! Ты тоже так же – трудно... меня?

– Нет, я – легко. Никакой боли, – говорю задумчиво.

– Ну вот, опять твой вечный сарказм, не можешь даже в такой день...

Жизнь продолжается, милые мои девчонки! Еще одна  строптивица и умница (?) появилась сегодня на свет и чихает.

Я перерезала ей пуповину. Все, этого уже не изменить. :-) Интересно, повлияет ли это как-то на наши отношения с внучкой в будущем? Как интересно!

Вот нас теперь сколько, Женщин Марта: бабушка – 17 марта (царствие небесное), мама – 15 марта, сестра – 23 марта, а вот и мы с Рейчел-Кариной – 1 марта, мы в один день увидели Свет. Нет, напрасно назвали римляне март в честь бога войны Марса, а, значит, смерти.

В нашей семье это месяц Жизни, и Марс опровергается нами раз за разом с удивительным постоянством. 

...Вот и газон готов между делом. Веселый, весенний, зеленый. Теперь ничего не мешает новой травке. Пусть растет.

Вот и  муж вернулся из магазина с букетом головастых тюльпанчиков и бутылкой отличной любимой  нами риохи – "Карта Роха".

Выношу бокалы в сад.

Вот и еще одна весна, милый мой, darling!

Как же хорошо пахнет в саду!

Сидим на крылечке, припекает, ведем неспешный разговор о том, что пора бы уже и младшей со своим бойфрендом задумываться о потомстве: шесть лет ведь уже вместе, аспирантуры у обоих позади – пора!

Да и мне закрепление акушерских навыков отнюдь не помешает.

Акушерка-любительница!  А если серьезно – самая ведь великая на земле профессия.

Не была бы я учителем и сочинителем, непременно помогала бы рождать и рождаться.

И хорошо, если бы у младшей дочки тоже бы все – в марте! Опять. А вдруг?

Нет, март – месяц точно женский! 

 

_____________________

ЧИТАЙТЕ 

Блог Carina Cockrell

_____________________

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ 

Facebook.com/RusskyLondon

 

http://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/1%20Carina_0.JPG?itok=dZuRNvMphttp://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/Carina_0.JPG?itok=FMv6seUQhttp://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/2%20Baba%20Carina_0.jpg?itok=3Djd_4KWhttp://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/Carina%20-%20deti%20i%20vnuki_0.jpg?itok=ycUJAhaV