http://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/7088191901_2f8ec22616_b_0.jpg?itok=9-PA2qGchttp://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/20-history-olimp.jpg?itok=46sOxmTQhttp://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/ar018res.jpg?itok=ATNXHX4Zhttp://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/1405055_10151947696279597_528480616_o.jpg?itok=UpOP-aUx

Алексей Романов: Радуюсь!

Друзья, 8 Марта приглашаем вас на творческую встречу с легендарным основателем и солистом группы «Воскресение» Алексеем Романовым - в теплой уютной атмосфере и обязательно с шампанским в честь лучшей половины человечества!

Sun 08 March 2015 - 7.00pm Royal Over-Seas League, Park Place, St James’s Street, London SW1A 1LR

by British Style

 ИНТЕРВЬЮ С АЛЕКСЕЕМ РОМАНОВЫМ

Когда в 1979 году трое бывших «машинистов» - Алексей Романов, Евгений Маргулис и Сергей Кавагоэ - и пара их приятелей (Алексей Макаревич и Андрей Сапунов) записали собственный альбом под названием «Воскресенье» - группа «Воскресенье» стала вмиг популярна! А Алексей Романов стал знаменит как автор песен "Кто виноват?" , "Радуюсь" и многих других хитов группы. Концерт  Алексея Романова состоится в Лондоне в воскресение 8 марта в 19-00. В преддверии концерта - читайте интервью с легендарным музыкантом!

 — Много лет назад ты говорил, что невозможно уже играть «Кто виноват?», ты от нее устал — а ведь играешь и поныне!

— А получается, что ее невозможно не играть. Разумеется, мы подставляемся под критику Артема Троицкого — дескать, заложники одной песни, детского успеха. Что ж, он имеет право так говорить. Но мы поступаем так, как и раньше. Я не хотел играть эту песню тогда — и не играл. А потом вышло, что все равно играешь по правилам, только их никто тебе не диктует. Надо играть хиты — будем, пока не умрем)!

— Дурацкий, но, мне кажется, важный вопрос: что важнее — музыка или текст?
— Мы много лет отдали этой музыке, но не знаем, куда она идет. Это наработанный язык, удобный технологический штампик, который позволяет делать всегда востребованные песенные формы. Рок-музыка — она не русская, не английская, не японская; музыкальный конструктор, достаточно унифицированный. Для меня все самое интересное происходит в языковой сфере. Как музыка устроена, я в курсе, а крепко сделанная строчка и без детального знания языка цепляет.

— А как ты умудрился написать первую регги-песню на русском «По дороге разочарований»?
— Это случайная находка, и вряд ли я первый такое придумал. Я ж не стал мастером этого дела. Я вообще человек вольный в музыкантской профессии, меня никто не тащил, я сам пришел. Вот хочу посмотреть фильм этот про трех гитаристов, It Might Get Loud («Приготовьтесь, будет громко» — «Газета»). Интересно, как Эдж (гитарист группы U2 — «Газета»)играет, хочу приемчики подглядеть. Мне до сих пор любопытно, что и как делается.

— Алексей, есть такие песни, которые вязнут у тебя на зубах?

— Не просто вязнут. Это вообще кошмар какой-то! Одно время была популярна одна песня  Ирины Аллегровой . Так вот, как только я ее услышу из какого-нибудь киоска, она сразу ко мне привязывается и целый день крутится у меня в голове. У меня есть жуткое ощущение, что такие вот песенки просто питаются нашими мозгами. Но я нашел способ избавляться от них: начинаю вспоминать какой-нибудь другой мотив — желательно посложней, и через некоторое время этот шлягер вылетает у меня из головы.

— В прежние времена вас часто гоняли за вашу музыку?

— Было дело. В 1979-м году мы играли концерт с «Аквариумом», и после него нас всех повязали. Уже потом мы узнали, что на нас давно шла «охота», что существовал какой-то «черный список», будь он неладен. А тогда в милиции все было по полной программе: шестичасовые перекрестные допросы, следователь злой, следователь добрый... И вдруг парень, который нас допрашивал, говорит мне: «Пойдем обедать!» За обедом он мне рассказал про свое, я ему — про свое. Как говорится, едьба сближает. Из столовой мы вышли уже «своими» людьми. Он даже сказал: «Я понял, ты — хороший человек. Я больше к тебе не буду приставать».

— Тем не менее, тебе все же пришлось отсидеть полгода в Бутырской тюрьме. Почему, несмотря на это, ты не стал петь песенки типа «Пишите мне на зону, мама»?

— На самом деле, люди, отсидевшие по десятку и больше лет, плевали на эти песенки с высокой горки — их интересует совершенно другая музыка. А вся эта так называемая «тюремная лирика» — забава для одиннадцатилетних хулиганов. И делают ее либо те, кто цинично прокуковал профессию эстрадного сочинителя, либо ребята, которые натворили делишек по пьяни и максимум по пятнадцать суток за них отсидели.

— Кому первому ты показываешь новую песню?

— Если еще не успел показать коллегам, то могу показать жене, потому что у меня свербит — так мне хочется кому-нибудь показать.

— А если тебе говорят, что в песне что-то не так, ты прислушиваешься, исправляешь?

— Я беру это на заметку, но на самом деле мне по барабану — ведь сам-то я знаю и похуже придирки к себе. Я просто перелопачиваю каждую песню, потому что считаю: вся конструкция должна играть, как ювелирное изделие самой высокой пробы.

— К творчеству других ты так же критичен?

— Я считаю, что столько песен, сколько уже есть сегодня на белом свете, в общем-то, и не нужно. По крайней мере, шестьдесят с лишним процентов из них вполне могли бы не существовать. Да и из оставшихся можно еще выбрасывать и выбрасывать.

— У тебя есть веселая песня про снежную бабу, у которой ноги созданы для бега. Но откуда, помилуй, у снеговика ноги?

— А может, они у нее внутри... Конечно, если покопаться, можно найти массу глупостей и несуразностей. Но на этом все как раз и построено. Мне кажется, что это — принцип рок-н-ролла. Если ты, хорошо зная английский, начнешь глубоко вникать в текст любой «фирменной» песни, то вскоре поймешь, что это — полная ерунда. А если ты знаешь английский на «троечку», то тебе наверняка покажется, что там интересные и глубокие мысли.

— Кстати, о снеговике. Как вы обычно справляете Новый год? Удается ли вообще справлять? Ведь вы, музыканты, всегда в разъездах...

— Вообще, наша группа старается не устраивать гастроли под Новый год — ведь этот праздник положено проводить в семье. Но однажды у нас был ужасный случай. Тридцать первого декабря мы улетали из Свердловска, оставив там в гостинице нашего гитариста и вокалиста Андрея Сапунова, который мертвым сном спал в своем отдельном номере и не подходил к телефону. Запасных ключей от номера у гостиничного администратора почему-то не оказалось, а дверь была новая, дубовая — и сломать ее не удалось. Так и улетели без него, казня себя за то, что бросили товарища. А Андрей, проспавшись, позвонил в Москву Владимиру Петровичу Преснякову, который сам родом из Свердловска, и тот его устроил в какую-то компанию, где Андрея с удовольствием приняли и где он отлично провел время с шампанским, под елкой, среди людей. Что же до меня, то мы с супругой стараемся каждый Новый год встречать с родителями. Иначе они посидят вдвоем у телевизора, выпьют под бой курантов по рюмочке шампанского и залягут спать по-стариковски. А так мы их часов до двух-трех ночи потешаем, чему они очень рады. Правда, изредка случается, что в новогоднюю ночь мы с женой Ларисой выступаем в группе фламенко «Los De Moscu».

— Вы давно женаты?

— Пятнадцать лет. Это мой четвертый и последний брак.

— Что же тебя в предыдущих трех женах не устраивало?

— Это не меня! Это их во мне многое не устраивало. А моя хитрость заключалась в том, что я от них уходил прежде, чем они от меня уйдут. Жить с гитаристом невыносимо — ведь он всегда играет на гитаре. Особенно кошмары начинаются по ночам, когда весь дом затихает, а я сажусь на кухне и до рассвета разбираю одну и ту же фразу, доводя ее до совершенства. А когда понимаю, что все равно ничего не выходит, оказывается, что уже почти утро, что выкурено две пачки сигарет и из-за этого на кухне такая вонь, что жена, проснувшись, сразу в обморок упадет. Это счастье, что Лариса у меня — артистка, и поэтому понимает все мои заскоки.

— На вашем официальном сайте написано, что твое хобби — дзэн. Это правда?

— Да. Хотя мне один товарищ сказал: «Ты соображаешь, что говоришь? Дзэн и хобби — несовместимые понятия», но я настаиваю на своем. Меня всю мою юность настойчиво учили марксизму, и сегодня разбуди меня ночью, задай сложный вопрос, я начну анализировать, как марксист. Я не ярый поклонник и последователь марксизма, я просто отравлен и зомбирован этим. Поэтому дзэн, как хобби, иной раз меня здорово выручает: когда я захожу в тупик, то пытаюсь мыслить сообразно тем вещам, которые вычитал у мастеров дзэна, и нередко нахожу правильное решение. Есть у меня и еще одно, почти забытое ныне хобби — чтение книг.

— Над твоими песнями можно задуматься, смеяться, грустить. Люди действительно любят твои старые песни. Но когда все же выйдет альбом с новыми?

— Андрей Сапунов (гитарист и второй вокалист «Воскресения» — «Газета») сказал так: концерты — это театр, а студия — кино. На концертах ничего нельзя исправить, и ты несешься, как огонь по степи. А в студии я, как часовой мастер в своей мастерской — все продумаю, если что не нравится — переделаю, пока не заблестит. Для новой записи материал нужен хороший, а я не хотел бы сейчас говорить вслух, что думаю. Навевать человечеству сон золотой я не умею, для этого есть специально обученные люди, мастера позитива. 

 

_________________

Другие события в разделе EVENTS

___________________

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ 

Facebook.com/RusskyLondon

 

http://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/7088191901_2f8ec22616_b_0.jpg?itok=9-PA2qGchttp://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/20-history-olimp.jpg?itok=46sOxmTQhttp://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/ar018res.jpg?itok=ATNXHX4Zhttp://russkylondon.com/sites/default/files/styles/maximum/public/1405055_10151947696279597_528480616_o.jpg?itok=UpOP-aUx